RSS icon Email icon Bullet (black)
  • А.Л. БЕРТЬЕ-ДЕЛАГАРД: неизвестная статья Арсения Маркевича

    Опубликовано 15 июня 2010 admin 1 отзыв

    Девяносто лет назад, 27 (14) февраля 1920 года, в разгар Гражданской войны, в Ялте скончался ученый-энциклопедист (военный инженер, археолог, историк, нумизмат, искусствовед и т.д.), почетный член Таврической ученой архивной комиссии (ТУАК) Александр Львович Бертье-Делагард (1842— 1920). Хочу заметить, что, несмотря на французские корни,  Бертье-Делагард считал себя русским «душой и сердцем». Как же отреагировала тогдашняя крымская интеллигенция на это скорбное событие? Ведь, напомню, смерть произошла в разгар Гражданской войны, когда народ к такого рода событиям, мягко говоря, пообвык…

    Ответ на этот вопрос удалось отыскать в архивных документах. Они свидетельствуют о том, что месяц спустя после кончины Александра Львовича, 22 марта 1920 года, состоялось заседание ТУАК, посвященное его памяти. На заседании, помимо «многочисленной публики», присутствовали и выдающиеся ученые: член-корреспондент Академии наук, профессор Таврического университета историк искусства Дмитрий Айналов, будущий академик и трижды лауреат Сталинской премии, а в то время — профессор кафедры русской истории Таврического университета Борис Греков, будущий академик, а в то время — профессор Таврического университета литературовед Николай Гудзий, декан историко-филологического факультета Таврического университета профессор Алексей Деревицкий, историк древнерусской литературы профессор Таврического университета Арсений Кадлубовский, археолог Николай Эрнст и др. На заседании выступили: председатель ТУАК, знаменитый крымовед Арсений Маркевич — с сообщением об «Автобиографических заметках» Бертье-Делагарда, профессор Алексей Деревицкий — об учено-литературной деятельности Бертье- Делагарда и, в частности, об участии его в жизни Одесского общества. Еще месяц спустя, 16 апреля 1920 года, на заседании ТУАК Арсений Маркевич сделал сообщение «Памяти А.Л. Бертье-Делагарда». Было постановлено: «Напечатать сообщение А.И. Маркевича в «Известиях» Комиссии». Увы, это постановление исполнено не было: такого некролога на страницах вышедшего в 1920 году и оказавшегося последним выпуском (№ 57) «Известий Таврической ученой архивной комиссии» обнаружить не удалось. Подумалось: быть может, эта статья Маркевича была опубликована не в «Известиях» ТУАК, а на страницах какого-либо иного издания? С тем чтобы проверить эту гипотезу, я обратился к изданным спискам печатных трудов Маркевича (такие регулярно пополнявшиеся библиографами списки издавались неоднократно). И что же? Статья Маркевича о Бертье-Делагарде в этих списках не значится. Из этого следовал неутешительный вывод: о том, как характеризовал в 1920 году замечательного крымоведа Бертье-Делагарда классик крымоведения Маркевич мы не узнаем никогда...

    Но вот недавно, листая издававшуюся в Симферополе в годы Гражданской войны газету «Южные ведомости», я наткнулся на статью Маркевича «А.Л. Бертье-Делагард». Статья была напечатана 3 марта (19 февраля) 1920 года, т.е. пять дней спустя после кончины Александра Львовича, что называется, по горячим следам. Предлагаю вниманию читателей републикацию этой остававшейся малоизвестной статьи Арсения Маркевича. Сохранившийся (едва ли не единственный!) экземпляр газеты имеет механические повреждения, затронувшие и републикуемый некролог.

    Восстановленные мною по смыслу слова и буквы заключены в квадратные скобки.

    АЛ. Бертье-Делагард

    Громадную и трудно-вознаградиму[ю] [поте]рю понесла Таврида и русская н[аука в] лице скончавшегося 14 февраля (27 февраля по новому стилю. — С.Ф.) [сего года] маститого ученого и общественног[о] [дея] теля АЛ. Бертье-Делагарда. Имя [его] [хо]рошо известно не только в нашем [крае] [и] России, но и в Западной Европе, и [смерть] его вызовет повсюду искреннее сож[аление]. Окончив по первому разряду инж[енерную] академию, покойный в 1864 г. был [направлен] на службу на юг России — в Херсон, [где,] кроме прямых своих обязанностей, [он] [сос]тоял на службе и в земстве, и з[десь] началась его научная работа. Меж[ду] [проч]им, в 1879 г. он своими руками [разобрал] забытую могилу Потемкина и перел[ожил] [его] кости. В следующем году был переведен был [переве]ден на службу в Севастополь и ра[ботал] по переустройству Севастопольской к[репости], а во время Русско-Турецкой войны [строил] укрепления на Дунае и участвовал [в] [воз] рождении Черноморского флота. В то же время Таврида все бол[ее] [и] [бо]лее влекла Александра Львовича [к] [заня]тиям историей и археологией. Это е[го] [увле]чение оценило Одесское общество [истории] и древностей и прочно поставило его на этот путь. Выйдя по расстроенному здоровью в отставку, он поселился в Ялте, но не мог долго оставаться без привычного дела. Скоро он принимает на себя заведывание очень важными работами по устройству портов Черного и Азовского морей — одесского, ялтинского, феодосийского, ростовского. Одновременно он принимает живое участие в жизни Ялты и ялтинского земства, состоя неизменно гласным земства и городской думы и членом многих местных обществ. Несмотря на всю эту кипучую деятельность, у него оставалось время и для излюбленных занятий любимой им археологией. А средства, которые давали ему его инженерно-строительные работы, он употреблял, главным образом, на приобретение предметов древности и составление коллекции — драгоценных вещей древнегреческих колоний, монет древних городов Тавриды, разных старинных крымских вещей, особенно татарских, а равно на пополнение своей богатой библиотеки, в которой истинным сокровищем были отдел книг, касающихся Тавриды, и собрание старинных историко-географических карт. Вместе с тем, он не щадил средств для развития Одесского общества истории и древностей, особенно для переустройства его музея древностей, который обогатил множеством редких предметов. Человек крайне скромный, на себя лично он тратил очень мало, все же свои собрания предполагал сделать народным достоянием — передачей их Московскому историческому музею, Одесскому обществу и другим ученым учреждениям. В Ялте началась и учено-литературная деятельность Александра Львовича, выразившаяся в нескольких десятках статей по разным вопросам истории, археологии, нумизматики, особенно Тавриды, поставивших его в ряд самых видных русских ученых в этих областях и давших ему звание члена многих ученых обществ. Такие его сочинения, как «Остатки древних сооружений в окрестностях Севастополя и пещерные города Крыма», «Раскопки Херсонеса», «О Херсонесе», «Каламита и Феодоро» и последний его печатный труд, названный им «последним приношением родной Тавриде, пока еще русской», «Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде», представляют весьма крупный вклад в науку. Широкою заслуженною известностью пользуются также его сочинения: «Крымская глушь», «Как Владимир брал Херсонес» (правильно: «Как Владимир осаждал Корсунь. – С.Ф.), «Память о Пушкине в Гурзуфе» и др. Последние годы жизни покойного были непрестанной душевной мукой в связи с общим положением в России. Ровно год тому назад, во время приближения к нам второй волны большевиков, у него произошло кровоизлияние в мозг. Три недели тому назад наши неудачи и опасения вызвали повторение у него кровоизлияния в мозг; могучий организм боролся, но слабое сердце не выдержало, и Александра Львовича не стало. Скончался человек большого ума, высокого благородства, редкого изящества души и беззаветной любви к родине. Мир его праху.

    А. Маркевич Южные ведомости. — Симферополь, 1920. — 19 февраля (3 марта).

    Труды Александра Львовича Бертье-Делагарда, на которые ссылались и продолжают ссылаться крымские историки и краеведы, не переиздавались много лет. Накануне 90-летия со дня смерти этого замечательного ученого вышел первый том переиздания его избранных работ. По словам директора историко-археологического благотворительного фонда «Наследие тысячелетий» Анастасии Стояновой, в книгу вошли труды по нумизматике и фотографии, среди которых одна ранее не публиковавшаяся. Первые страницы отведены не издававшейся до этого автобиографии Александра Львовича — ее он в 1918 году, уже будучи тяжело больным, надиктовывал своей сестре. В конце текста есть такие строки:«... Война привела к давно тлевшему, но с нею ставшему явным и резким распаду русского государства... доведенных до распадка и гибели. Той же участи подвергается и мое достояние, собранное долгой жизнью с неустанными и общеполезными трудами. С ним также, как и у моего деда-эмигранта, исчезли мои надежды и чаяния, несмотря на полувековые труды и горячую любовь к родине, большой — России, и малой — Тавриде. У деда при крушении оставалась надежда молодости — новая жизнь, у внука — лишь моление старости — о скором конце. Да ниспошлет его Господь!» Эту мольбу замечательного человека и талантливейшего ученого, конец жизни которого пришелся на страшное и смутное время, Бог исполнил ровно через два года.

    С.Филимонов

    Крымское время. – Симферополь, 2010. – 25 февраля. — №15

    Купить книгу А.Л.Бертье-Делагарда «Автобиография. Избранные труды по нумизматике»  вы можете в нашем магазине>>>

     

    1 отзывов на «А.Л. БЕРТЬЕ-ДЕЛАГАРД: неизвестная статья Арсения Маркевича» RSS

    • Спасибо за хорошую и добрую статью. Я — Экскурсовод.Часто рассказываю о А. Л.Бертье — Делагарде.

      Я родиЛась и живу в Севастополе — одна из балок в городе по-прежнему наз-ся Делагардова. Бываю в Ялте. Но странно — в интернете в гугле — публикуют жуткие статьи — к примеру -о г.Агармыш — ссылка на топографич. съемку А. Л. Бертье-Делагарда 1925 года!.."

      А его уже 5 лет как в живых не было...

      Приятно иметь дело с профессионалами.

      Спасибо

    Ваш отзыв